• Личный кабинет
  • Ваша корзина пуста
Меню
Назад » » » 2022 » Январь » 11

Около Мидхата (глава из книги «По касательной» Марианны Браславской)

В начало  Дао искусствоведа

«Ты не можешь писать роман, потому что над тобой довлеет колоссальный объем материала. Пиши короткие эссе. Тебе это подходит. Ты же блестящий рассказчик». Напутствие мне от Мидхата.

По совету совершенно уникального человека – моей сотрудницы по Центру культуры Галины Овчинниковой, на моих глазах превратившейся из обычной обаятельной женщины в волевого крупного специалиста, я пошла на лекцию с интригующим названием «Психология выживания в современных условиях». Тема беспроигрышная во все времена звучала особенно актуально в начале девяностых годов прошлого века, когда титанические сдвиги в нашей стране касались каждого человека.

Выступление проходило в бывшем ДК Свердлова, который до недавнего времени содержался вполне достойно, но вот теперь здание оказалось ничьим. Интерьеры производили настолько удручающее впечатление, что первая мысль была убежать, не видеть, во что превратился один из наиболее любимых и востребованных ДК нашего города. Здесь когда-то собирал большую аудиторию Народный университет культуры, десятилетиями при переполненном зале шли фильмы, проходили концерты и встречи с интересными людьми. Один из последних директоров ДК Владимир Кузьмич Бокарев предложил нам, своим друзьям: «Давайте пригласим на встречу Нового 1981 года всех, чтобы не пить, как обычно, за отсутствующих. В фойе будет стоять елка, поставим столько столов, сколько будет нужно». Забыть эту встречу Нового года или спутать с другими невозможно: за столиками сидели как близкие друзья, так и те, с кем будучи давно знакомыми, не виделись годами. Радостные возгласы узнавания и удивления создавали неповторимый колорит предновогодней атмосферы вечера. Первый тост «за присутствующих здесь выпускников Уральского политехнического института» предложил директор ДК УПИ Георг Гургенович Юзбашев, а я, в пику ему, – за журналистов и искусствоведов с дипломами Университета, и за сам Университет, как колыбель всех высших учебных заведений города. Мы, не сговариваясь, не зная друг друга, задали тон, а дальше каскады остроумия, розыгрыши, бесподобные тосты не смолкали до утра. Пианисты–любители сменяли друг друга за роялем. Подхватывая знакомые мелодии, все пели и танцевали. Иначе и быть не могло: собралась талантливая публика, среди молодежи – начинающие перспективные организаторы, будущие руководители различных структур. Конечно, пили за инициатора праздника: счастливый Бокарев подтвердил свое умение «править бал». Под его руководством в ДК закипела бурная жизнь: встречи, концерты, (незабываемый вечер с бардом Александром Дольским), показы фильмов, заработали балетная студия Маргариты Окатовой, детские кружки. Владимир Кузьмич пропадал на работе ежедневно с утра и до позднего вечера. Он, имея талант и опыт организатора, всегда стремился делать все сам, не доверяя своим сотрудникам подготовку и проведение ответственных мероприятий. При такой загрузке не удивительно, что свое сорокалетие Володя мог отмечать только в ДК. День рождения превратился в праздничную встречу друзей, членов и сподвижников легендарного клуба «Эврика», созданного Бокаревым в 1966 году в УПИ. Вот такой поток воспоминаний захлестнул меня, пока я шла на лекцию по грязным захламленным коридорам ДК.

К моему изумлению, обветшавший зал оказался заполненным и, даже не только женщинами, но и молодежью, и серьезными людьми, пришедшими явно не для тусовки. И вот на сцену упругой походкой вышел мужчина спортивного вида. Настолько типичный для УПИ, что я начала мысленно перебирать, на каком факультете или кафедре я могла его видеть. Открытая от уха до уха улыбка, ушки топориком, неумение носить галстук, дискомфорт в пиджаке (был быстро снят) – все было узнаваемо.

Мидхат Нуралиев

«Здравствуйте! Меня зовут Мидхат. МИД, т.е. Министерство иностранных дел в хате». Ну нет, так никого в УПИ не зовут и никто так красиво не стал бы шутить над своим именем. Пожалуй, не уйду, послушаю его ознакомительную лекцию.

Мидхат: «Представьте елку. Все представили? Замечательно. Обсудим. Обменяемся мнениями. Какую елку вы представили?»
Звонкий голос из середины зала: «Новогоднюю елку на площади. Огромную. Нарядную».
Мидхат: «Очень хорошо. А Вы?»

Женщина с первого ряда: «А я посадила нынче в саду маленькую елочку».

Мидхат: «Вот видите. Вывод первый. У каждого в голове своя елка. Из этого следует, что когда вы говорите «я тебе сказала», это совсем не значит, что вас правильно услышали, поняли и сделали то, что бы вы хотели»

Я не заметила, куда делось время: удивительная уникальная лекция! Без преувеличения она оказалась судьбоносной для большинства слушателей, постепенно, не сразу изменивших не только взгляд на свои проблемы, но и образ жизни. Тогда же я подумала, что Бог услышал мою просьбу: хотя бы показать мне человека, с которым я могу «пойти в разведку».

Семинар на Балтыме

И я «пошла в разведку», т.е. поехала на семинар к Мидхату. Народ собрался незнакомый. Вдруг кто-то радостно на весь автобус кричит: «Марианна!» Я тут же попадаю в объятия Риты Тарновской. Она плохо слышит и шаталовцы, приверженцы учения Галины Сергеевны Шаталовой, зовут ее «глухая Рита», отличая от других Рит. Может быть из-за своего недуга, она чуткий и наблюдательный человек, а для меня, пожалуй, единственный, который понял, что я не совсем та, кем хочу казаться, и за кого меня многие принимают. Рита, как бы, назначила себя моим ангелом–хранителем, стремясь сделать мое пребывание на шаталовских школах комфортным. Узнав о моих проблемах с позвоночником, она избавляла меня от спанья на кровати с панцирной сеткой. Однажды, на очередной школе разбирая мою кровать, раскурочила корпус своих часов, с которого посыпались драгоценные камешки. Махнула, молча, рукой, приобняла меня, давая понять, что из-за таких пустяков я не должна переживать. Позже выяснилось, что она жена известного ученого и могла позволить себе покупать недешевые модные вещи.

За окном вдоль шоссе лежит снег. Октябрь. Балтым моего детства не узнать. База «Энергетик»: комфортные корпуса для проживания, опрятная столовая. Приехали, разместились, пообедали. Обстановка вполне демократичная. В группе человек тридцать. Садимся вдоль стен небольшого уютного зала. Первое занятие – знакомство, как заведено на шаталовских школах: каждый повторяет имя соседа справа и называет его и свое соседу слева. Около меня сидит женщина и, как положено, называет свое имя «Анна» и добавляет: «Я – половина Вас». Мидхат знакомит с планом семинара, общее напряжение постепенно спадает. Перерыв. Стоим в центре зала. Ко мне подходит Мидхат: «Что прямо так и Марианна?», – «Да! А что?» (в моем голосе проскальзывает вызов). «О! Да у нас с юмором плохо!». Отходит. «Это у меня с юмором плохо? Ну–ну. Отыграюсь всласть». Для тех, кто не помнит: в это время по ТВ шли сериалы и, в одном из них героиней была Марианна. Мне всегда было не до сериалов. Все шаталовцы звали меня Марианной, наверное, чтобы не путать с многочисленными Маринами на их школах.

На вечернем занятии обсуждалась тема отношений между родителями и детьми переходного неуправляемого возраста. Моя соседка Анна, миловидная женщина, поделилась со мной своей бедой. Она и ее взрослый сын, годами страдают от диктата матери, бабушки, которая не дает им устроить личные жизни. Вспомнив о стычках со своей мамой, я предложила Мидхату обратить внимание на взаимоотношения возрастных детей, которым ближе к пятидесяти, с их постаревшими родителями. Мидхат обрадовался неожиданному повороту темы. «Я думаю, что во всех сложных ситуациях надо предложить попить чай и за чашкой чая все обсудить». Похоже, он представил себе наших мам полуграмотными деревенскими старухами в повязанных платочках, которые собираются покорно чаевничать. Спустя пару лет Мидхат с Надей пришли ко мне на день рождения. Знакомство с моей мамой, ошеломило его: какой платочек! Какое чаепитие! В современном платье в туфельках на каблучках она встречала моих гостей. И хотя возраст наложил отпечаток на былую красоту и приглушил ее неуемную энергию, перед Мидхатом была не старуха, а пожилая, интересующаяся всем на свете женщина. Они как-то сразу обрадовались друг другу, сели рядом за праздничный стол. Мидхат по указанию мамы раскладывал ей, Наде и себе салаты, закуски, не забывая наливать и выпивать. Но, главное для них было общение, от которого оба остались в восторге. Мидхат и Надя пришли проводить мою маму в последний путь.

Утро вторника началось с танцев. На шаталовских школах после пробежки и водных процедур душа пела, а тела у всех сами двигались под музыку. Мидхат начал танцевать один, изображая пьяного матроса: глаза абсолютно невменяемого человека, заплетающиеся ноги. Толпа проснулась, развеселилась, завелась и все, кроме меня, стали танцевать. Я стояла злая: обычно в это время я сплю, а уж если танцую, то ближе к ночи. Перед завтраком Мидхат предложил пробежаться босиком по снежному насту. Ноги горели, у кого-то случились ожоги. И лишь Мидхат бежал, как по теплому песочку. Его упражнения на утренней зарядке и этот бег доказывали, что физически он недосягаем ни для кого из нашей группы, даже для хорошо тренированных мужчин. На сохранившейся групповой фотографии, сделанной в тот же день после длительной прогулки по заснеженному лесу, я представляю собой жалкое зрелище, видно, что это совсем не мой образ жизни. Вечером Мидхат пригласил на сеанс медитации. Многие, в том числе и я, были уверены, что не сможем отключиться и что-то почувствовать или увидеть. Под умиротворяющую музыку, лежа на ковриках под одеялами, с закрытыми глазами мы выполняли его приглушенные команды и рекомендации. Не знаю, сколько прошло времени, как вдруг где-то там, в темноте полуотключенного сознания, я увидела большую лужу. От неожиданности я открыла глаза. Мой сосед, парень с подозрительной репутацией, был в крайне возбужденном состоянии. Мидхат тихонько его успокаивал. С разрешения Мидхата я бросилась в служебный кабинет звонить домой. Трубку взяла плачущая дочь. Нонсенс! Она никогда не плачет! Мой страх не успел окрепнуть, как перешел в подавляемый смех: ее молодой человек сделал ей предложение. Но с тех пор медитация стала для меня не пустым звуком. Пройдя курсы обучения, я стала практиковать медитацию в повседневной жизни.

С того семинара сохранился конспект, но эти воспоминания о нестыковках Мидхата со мной на пути к нашей дружбе. В среду к вечернему занятию стало прохладно: отключилось отопление. Все пододелись, а я хожу босиком по комнате в поисках шерстяных носков. Рита и Галочка–белочка сразу забрали меня жить с собой. Они знают, что из-за моей проблемы с позвоночником, надо предусмотреть одну незанятую кровать в комнате. На нее я выброшу свои вещи, чтобы лишний раз не наклоняться, это будет как бы шкаф – место моих постоянных раскопок. Заходит Мидхат, выяснить, почему я не в зале. «Да ты (а я привыкла к Вы) – интересная женщина. Все утеплились, а ты – босиком. Если бы я недавно не женился на Татьяне, я бы приударил за тобой» – и вышел. Всё сказал, даже более того. Кто спрашивал его про личную жизнь? Или решил козырнуть мужскими качествами? Его «приударить» покоробило меня, как и многое потом из его «народного» лексикона. Кроме того, он, как другие до него, принял мое разгильдяйство за что-то значимое, может быть за постоянное закаливание. Я развеселилась и в этом состоянии пришла на занятие. Оно было посвящено больной для многих проблеме: пьющие мужья. Мидхат предложил нестандартный подход. «Надо перестать делать и говорить то, что уже годами вы делаете и говорите. Вас просто не слышат. Возьмите и сами купите мужу бутылку и скажите ему, что и впредь он может не беспокоиться. Вы будете о нем заботиться». Пообсуждали и перешли к вопросу о разводах. Мидхат, понимая, что прекрасно владеет аудиторией, вальяжно присел на широкий подоконник. «Расставаться надо только тогда, когда вы чувствуете, что деградируете как личность». И продолжил: «Конечно, муж должен вам оставить квартиру, мебель и …». До этих слов я не очень вслушивалась, вообще это не моя ситуация. Кроме того я приняла твердое решение не встревать, по возможности молчать и уж тем более не перечить. Но вот после этого «и ...», я взорвалась, я просто загудела от негодования, как машина скорой помощи на перекрестке. Мидхат вжался в подоконник. А я не осознавая, что у меня луженая глотка для зала на тысячу человек завопила: «Да как же это так! Он отдавал ей всю жизнь всю зарплату! Она выдавала ему по рублю на обед! Теперь он должен ей все оставить! Вот кто плодит бомжей, а ведь именно они – настоящие благородные рыцари!» Наступило молчание. Наверное, было слышно, как за окном падает снег. Мидхат увидел меня, что называется, в «полный рост».

Конечно, после такой выходки всем стало ясно, что я прирожденный лидер и с этим ничего не поделаешь, приходиться мириться. Народ, от красивых женщин до умных мужчин, стал предлагать мне взяться за подготовку запланированного концерта к завтрашнему вечеру. Многие хотели сочинять и петь частушки. «Частушки будете петь без меня. Несите свои конспекты. Концерт должен показать, прежде всего, Мидхату, что мы не зря приехали на семинар и, может быть, что-то поняли». И понеслось: все внимательно вчитывались в свои записи, пытаясь переложить их на «сценический» образ, каждый придумывал себе роль и мог в ней как угодно импровизировать, цензуры не было никакой. Мне надо было просто грамотно выстроить программу концерта, хотя, конечно, не обошлось без небольших инцидентов. Четверг. Вечер. Зал условно поделен на сцену и партер с ковриками на полу для зрителей. Первой вышла на «сцену» Рита в какой-то рванине (вывернула наизнанку чью-то куртку) с повязкой на глазу, прикрывающей огромный синяк. Настоящая бомжиха. Никто, даже я, не узнали ее. Она сделала медленно два круга, волоча за собой в одной руке авоську с пустыми гремящими бутылками, в другой – ведерко, на котором красовалась надпись красными буквами «Нужда». Раздались дружные аплодисменты. Вот где проявился ее незаурядный ум и наблюдательность. Ей удалось так по-житейски просто обыграть одну из главных тем семинара, когда нужда, в самых разных смыслах, становиться стимулом к действию. Тут пригодилось и мое ведерко, привезенное для утренних обливаний. Оно и по сей день служит этой же цели. И лишь недавно, спустя почти тридцать лет, надпись стерлась! После такого «зачина», зрители легко превращались в артистов, чтобы потом снова «спуститься в партер». Мидхат сумел снять защитный панцирь с каждого в отдельности, раскрепостить всех и тогда оказалось, что в нашей группе собрались талантливые люди. Продумать свое выступление мне было некогда. Буквально в последний момент я вспомнила беспроигрышный номер из домашнего репертуара «Дрессировщик со львом». Он, как нельзя лучше, подходил под один из главных тезисов Мидхата: «Себя надо дрессировать». Этим мощным аккордом я решила закончить концерт. Пошла по комнатам искать партнера и нашла одинокого грустного мужчину. Выяснилось, что он не смог придумать себе роль, т.к. не хотел произносить никакой текст. Мое предложение выступить вместе стало для него идеальным вариантом. Раздобыв у одной красавицы высокие сапоги, у другой – шляпу, я превратилась в цирковую дрессировщицу. Уверенности в успехе прибавилось. Прекрасно выглядел и партнер: все поняли, что это «настоящий» лев. С хлыстом в руке я стала демонстрировать возможности дрессировки. Вот я ударом хлыста поднимаю своего льва на задние лапы. Неожиданно зрители, завывая от смеха, покатились от «сцены» по полу и вместе со всеми вверх коленками – Мидхат. Оказалось, для полного сходства с царем зверей мой партнер, втайне от меня, прицепил себе в нужное место туго набитый мужской носок. Стоя сбоку, как и положено дрессировщику, я не вижу этой пикантной подробности и не понимаю реакцию, которая должна случиться, только тогда, когда от страха лев поднимает ногу и писает (из бутылочки) на неугомонную дрессировщицу.

Теперь это были совсем другие люди, не те, что приехали со своими нерешаемыми проблемами, неуверенные в себе. Веселые счастливые они до утра пели песни и, конечно, частушки. В пятницу вечером – отъезд. Днем Мидхат пытался провести задуманный «разбор полетов», но все свелось к обсуждению концерта, который, собственно, и подвел итоги семинара. Все основные постулаты лекций нашли свое отражение в номерах, хотя конечно, они были неравнозначными. Летом того же года в Историческом сквере на празднике «День города» мне преградил дорогу высокого ранга военный в парадном мундире с эполетами и аксельбантами. Он широко не по уставу улыбался: «Я искал Вас. Мне сказали, что Вы в штабной палатке. Вы меня не узнаете? Нет? Я – ваш лев. Это были незабываемые минуты в моей жизни. Я часто вспоминаю и тот семинар, и концерт, и наше выступление».

С того памятного для многих концерта, Мидхат не мог без улыбки смотреть в мою сторону, но всегда ждал какого-нибудь подвоха. И дождался. На сей раз, я разыграла его товарища. 14 марта 1997 года Мидхат и Надя собрали у себя дома ближайших друзей, чтобы познакомить с приехавшими детьми от его первого брака. Сын, приятный молодой человек, сидел рядом со мной. Я чувствовала его скованность и настороженность. Он видел перед собой успешных благополучных людей, не осознавая, что именно его отец сделал их такими, помог каждому из них справиться с конкретной проблемой. И, хотя было по-семейному тепло, мне захотелось разрядить атмосферу витавшей в воздухе всеобщей самоуверенности. Я была знакома, помимо хозяев, с еще одной супружеской парой. Остальных я не знала, они не были мне представлены, может быть потому, что я припозднилась. Мой выбор пал на моложавого симпатичного общительного и, как мне показалось, самого уверенного в себе мужчину. После очередного тоста, я предложила ему перелить водку из наших рюмок в широкие стаканы немного долить и повторять за мной движение руки с бокалом. Он согласился. Гости выпили и с интересом наблюдали за нами. Я медленно поднимала руку вверх, затем отводила в сторону, снова вверх, снова в сторону и вот, когда эти пассы начали утомлять, я опрокинула содержимое стакана в рот. Визави последовал моему примеру и, естественно, проглотил. А я вылила водку изо рта обратно в сосуд. Конечно, никто такого не ожидал и после некого ступора разразился неконтролируемый смех до слез, до колик. Все забыли про свои важные посты, звания и просто радовались встрече. Громко от души смеялся сын. Я шепнула ему: «Это тебе мой подарок». Он удивился, но понял. Мидхат отсмеявшись, тихо спросил: «Что же от тебя можно еще ожидать?»

«Учитесь у Марианны. Она – беспроблемная женщина, умеет плыть по волнам, а не против течения». – «Мидхат, но, если я такая правильная и всем нравлюсь, почему рядом со мной нет мужчины?» – «Природа не научилась делать, создавать партнера для такой, как ты и тебе подобных. Тебя, по большому счету, это устраивает: ты привыкла сама принимать решения и быть за них в ответе. Ничьи советы тебе не нужны. Главное, ты все время хочешь писать и только писать. Любой партнер становится, в конечном счете, помехой и начинает тебя раздражать, поэтому ты всех держишь на расстоянии. Я понимаю тебя и дорожу твоей дружбой».

Справка

В 2002 году вышла небольшая книга «Встреча впереди» с несколькими воспоминаниями о Мидхате и большим количеством иллюстраций с любительских фотографий, превратив издание в семейный альбом, интересный, в основном, его персонажам. Ценность книги в том, что при объеме в 116 страниц, на сорока из них изложены «Диалоги Мидхата Нуралиева по психологической устойчивости» в виде бесед с вымышленным студентом. На сегодня это единственная возможность ознакомиться с основными положениями учения. Для неподготовленного человека чтение осложняется неудачно выбранным шрифтом. Хотелось бы издать в электронном виде все имеющиеся диски, доработать фактологический материал. Например, названия турбаз и предприятий, на которых проводились семинары и читались лекции – есть, а дат нет. Пока я ограничусь самыми необходимыми сведениями о Мидхате, чтобы у моего читателя было представление об этой выдающейся личности.

Мидхат Нурмухамедович Нуралиев

Мидхат родился 7 июня 1946 года в Узбекистане в селе Алтыарык Ферганской области. Мама Муфида профессиональная акушерка, приняла роды у всех женщин родного села и, конечно, была до старости всеми уважаема и любима. Она приезжала в Екатеринбург на похороны сына, уже без мужа, он не дожил до этого скорбного дня. Отец Нурмухамед ушел на фронт, попал в плен, был в концентрационном лагере на территории Польше, бежал. Он остался в памяти, как легендарный врач, бесстрашный человек: лечил людей всех национальностей, разного вероисповедования, из враждующих между собой группировок, невзирая на отношения властей к ним.

В 1964 году Мидхат окончил с золотой медалью школу №25 города Андижана. Параллельно учился и окончил музыкальную школу по классу баяна, играл на аккордеоне и фортепиано. Любил футбол и стал вратарем юношеской команды Андижана. Занимался самбо, настольным теннисом. Добился звания «кандидат в мастера спорта». В старших классах отправлялся в турпоходы по Грузии, Латвии, ездил по турпутевке в Ленинград и Ташкент. В год окончания школы Мидхат пытался поступить в Московский университет, но не прошел по конкурсу. На следующий год поступил в Московский авиационный институт на специальность «Производство летательных аппаратов». На своих лекциях он часто повторял: «Некрасивые самолеты не летают». После завершения учебы в 1971 году отслужил два года в одном из летных полков Риги. В 1973–1989 гг. работал в Центральном НИИ автоматизированных систем гражданской авиации, где прошел путь от инженера до начальника отдела и ведущего научного сотрудника. В 1982 году защитив диссертацию по безопасности полета в гражданской авиации, ему присваивается ученая степень кандидата технических наук.

В эти годы Мидхат сознательно переходит к решению психологических вопросов и считает необходимым для себя получение профессионального образования. В 1989 году он поступает в Ростовский государственный университет и оканчивает его в 1993 с красным дипломом. Вся дальнейшая деятельность Мидхата была посвящена проблемам человека: почему страдают люди, как избавиться от страданий, как выйти на путь к счастью и что такое счастье. Он читал лекции в Набережных Челнах на КАМАЗе, в Усть–Куте, в Иркутске на авиационном заводе, на многих предприятиях Екатеринбурга, в Москве в различных компаниях и в том числе, в Центре подготовки менеджеров при академии им. Плеханова. Его ждали всегда и везде, приглашая на выступления не по одному разу.

В Екатеринбурге Мидхат нашел единомышленников, ищущих, как и он, пути к самосовершенствованию. Пройдет несколько лет и город станет для него родным. В 1992 году он приезжал сюда сначала на разовые выступления, но вскоре при Архитектурном институте начался его курс лекций. В 1993 год в группу по обучению жизни и законам бытия придет Тамара Васильевна Вахонина и станет апологетом учения Мидхата. По ее инициативе возникнет Клуб «М». Она будет руководить им и после ухода Мидхата. Про таких, как она, В.Маяковский писал: «Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче гвоздей». Она и сейчас в условиях пандемии проводит занятия, потребность в которых только растет. Для Мидхата Клуб, как форма объединения людей окажется идеальной площадкой. На его еженедельных лекциях свободных мест никогда не было. Теория поверялась практикой в совместных поездках, в проведении общих праздников, дней рождений. Постепенно избавляясь от комплексов, все становились уверенней и, как следствие, успешней в своих повседневных делах.

Такого прощания ни администрация крематория, ни его стены не видели: большой зал не мог вместить всех желающих, два часа люди шли и шли, одни выходили, чтобы могли зайти другие. Все держались, старались не плакать, пытались улыбаться. Так завещал Мидхат. В конце ритуала встали в круг, положили руки на плечи друг другу и запели сквозь слезы гимн, написанный для Клуба «М» Галиной Овчинниковой, той самой, с подачи которой в мою жизнь навсегда вошел Мидхат.

В этом мире мы – все одна семья,

Ты не одинок так же, как и я.

Лишь волной любви от наших сердец

Будет мир спасен – так хотел творец.

Не суди других – будешь не судим,

От обид уйди – стань неуязвим.

Цель свою поняв, мысли осветлишь,

Душу распахнешь, тело исцелишь.

В сердце сохраняй гладь зеркальную,

Ближнего прощай за боль случайную.

Загори свечой, дай тепло другим,

Зло рассеется, словно черный дым.

Если пробил час – смело уходи,

Помни, смерти нет – встречи впереди.

«Мидхат для меня, как и для многих, был Посланником. Самое значительное из того, что он принес нам, оказалось для нашего понимания недоступно в силу необразованности, лени и суетности» (из моей книги «Фимиам» 2008 г.)

Искусствовед Марианна Браславская

2020 г.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]