• Личный кабинет
  • Ваша корзина пуста
Меню
Назад » » » 2022 » Январь » 10

Реальное из нереального (глава из книги «По касательной» Марианны Браславской)

В начало  Дао искусствоведа

Пора, пора писать о том, что называется «чудеса в моей жизни».

Как я повесила солнце

«Ну, ну, расскажи нам, как ты повесила солнце» - смеясь, говорит Боря Тепляков. Он был врачом стройотряда «Гренада» на целине в Казахстане под Гурьевом, где оказалась и я. Наше знакомство переросло в большую дружбу. Врач невропатолог, Борис Михайлович впоследствии стал главным психиатром, а позже, главным наркологом города. Он всегда был настолько обаятелен, что интуитивно, мог очаровывать одновременно всех присутствующих женщин сразу. Сейчас он производит впечатление (мастерски, профессионально) на двух моих любимых подруг: Люсю Зимину и Наташу Белоусову. Обе отличаются неброской, но подлинной красотой, когда глаза отдыхают и душа умиротворяется. На залитой осенним солнцем кухне я угощаю моих гостей отбивными кальмарами, как мое признание в любви. Еда эта очень вкусная, и я, не переставая жарить, начинаю почти неправдоподобное повествование.

Обстоятельства так сложились, что в 1975 году я поехала в отпуск по турпутевке в Карпаты с двумя приятельницами. И, хотя мы давно были знакомы, я не могла предположить, что они будут начинать каждый отпускной день с бутылки вина. В первый день пребывания в Ужгороде с утра была экскурсия по совершенно фантастическому городу. «Девушки» мои не поехали, попили до обеда. На другой день была запланирована автобусная экскурсия на развалины старинного замка под Ужгородом. Я уговорила их поехать, пообещав, что там можно будет на лоне природы позагорать (это их второе любимое занятие). Поехали, долго поднимались к замку, еще дольше спускались по мокрым развалинам. Моросило, стоял туман. Девушки ворчали и откровенно портили мне жизнь. «Да повешу я вам солнце» – сказала я в сердцах. Мы вышли к автобусу и увидели вполне пригодную для загорания поляну на берегу небольшой шустрой речки, а на пригорке ресторан. Решили остаться. Вкусно пообедали и, раздевшись до купальников, спустились к воде. Я попросила их отойти подальше от меня. Сама села правым боком к слабо белеющему солнечному пятну. Приняв йоговскую позу лотоса, положила кисти рук на колени и, закрыв глаза, стала мысленно пропевать мантру и просить, чтобы облака расступились и обе эти уважаемые в науке дамы были вознаграждены. Вскоре я почувствовала, как стало припекать. Открыла глаза и зажмурилась: ослепительное солнце заливало карпатские просторы. До этого я ничего подобного не практиковала и увещевала себя, что эксперимент поставлен мной не совсем честно: все-таки солнце на небе было, а я его только вытащила из-за облаков. Каково же было мое удивление, когда проснувшись на следующее утро, я увидела на правом предплечье и бедре огромные величиной с ладонь два сплошных пузыря наполненных жидкостью. Они не болели и не чесались, но мои красиво загоревшие вчера подруги, отшатнулись от меня, поставив диагноз «дифтерит». Я знала, что при обычном загорании до сгорания появляются пузырьки, но маленькие. Озадаченная больше чем расстроенная, я приняла решение продолжить отпуск.

Через день, согласно маршруту, мы покинули Ужгород. Нас повезли на турбазу «Дубрава». На высоком холме возвышался деревянный трехэтажный «терем» с высокой кровлей, стилизованной под старину, с боковой открытой лестницей, ведущей на верхние этажи. Он идеально вписывался в природную среду: внизу по валунам шумела речка, а вокруг шелестела дубовая роща. Сказочная красота! Вспомнив, что мама подарила мне сатиновый велосипедный костюмчик, я поняла, что именно в нем мне будет удобно спускаться, скатываться по перилам крутой деревянной лестницы (метров пятнадцать) для драйва, чтобы напрочь забыть про «дифтерит». Короткие бриджи и рукавчики кофты прикрывали неприличные пузыри.

Рядом с корпусом оказалось кафе, где хозяин сам варил отличный кофе. На удивление приветливый и внимательный к посетителям он вскоре поинтересовался, почему я не хожу, как все и обе мои подруги, на речку загорать. Узнав, что врача мне не надо, хотя есть некоторая проблема с кожей, незабываемый Вася попросил меня прийти вечером на танцы. Я надела очень эффектное платье: черное с большими красными цветами почти до земли и парик. Вася подвел ко мне милого молодого человека со словами: «Он Вам сможет помочь», и исчез. Мне было предложено пройти к нему в комнату. Небольшое помещение было завалено всевозможным туристическим оборудованием. «Покажите, если можете, что Вас беспокоит». Я отогнуло красивое крылышко платья, и показала правое предплечье. Глаза собеседника округлились. «А где еще?». Второй пузырь на ляжке, хоть и стал площе, произвел совсем странное впечатление. Он долго молчал, а потом медленно, как бы подбирая слова, тихо попросил: «Не могли бы Вы, сходить к себе в номер и переодеться в обычную одежду. Меня зовут Гена. В этом вашем карнавально-праздничном одеянии важный разговор не получится». Вскоре я вернулась, конечно, без парика в велосипедном костюмчике. «Ах, так это Вы катаетесь по перилам лестницы! А то все гадают, куда исчезает потом эта смешная девочка с хвостиком. Зачем вы это делаете? Ну, это не так важно. Главное, если хотите, чтобы я был полезен Вам, расскажите, после чего появились эти ожоги. Вы меня потрясли. Я не просто инструктор, я давно практикующий йог. То, что вы сделали, очень мало, кто может из непосвящённых. Удивительно, что Вы остались живы, не погибли. Над Вами смиловались: ожоги могли оказаться в сердце или в мозгу. Никто бы не спас и причину не смогли бы установить». Его врожденная интеллигентность завораживала. «Если в двух словах, то я повесила солнце, точнее вытащила его из облаков, по просьбе своих приятельниц». - «А, так это Вы делали не для себя?! Вот и разгадка, почему Вам сохранили жизнь. По всей вероятности, Вы очень способная ученица. Чтобы не погубить не просто талант, а дар небес и достичь на этом пути успехов, вы должно уйти с работы, уйти из семьи, не просто прочитать, а изучить литературу по йоге, о которой Вы только слышали, как сказали сами, краем уха. Самоуглубление, самообразование, самопознание, минимум общения. Но, если будете опять практиковать, то Никогда, Ничего не просите для себя и упаси Вас Бог, делать что-нибудь за деньги».

Кальмары давно остыли. Солнце зашло за угол. Мои гости не шевелились, советов не давали, прекрасно понимая, что уйти добровольно из обожаемого мною Союза художников совершенно немыслимо. Круг моего общения не имел границ: друзья детства, одноклассницы, сокурсники по техникуму и институту, сотрудники по наладке контрольно-измерительных приборов на электростанциях, художники, музейщики, искусствоведы, а еще многочисленные друзья моего брата и наших родителей. Позволить себе «минимум общения», означало всеобщее непонимание и многочисленные обиды. О том, чтобы оставить семью не могло быть и речи: она реально лежала на мне (муж по натуре добросовестный исполнитель не своих идей, даже в житейских мелочах).

Прошло полвека. Из СХ меня вскоре вытеснили, выдавили. Я оказалась в Проблемной лаборатории металловедения, где проработала четырнадцать лет с замечательными сотрудниками. Но в начале девяностых ПЛМ перестала существовать как цельный организм. В пятьдесят лет я всё-таки развелась с мужем. В последние годы общение даже с друзьями свелось к непродолжительным телефонным беседам. Может быть, я выбрала неверный путь. Может быть, если дается право на ошибку, то в следующее воплощение я стану на тропу истины. А пока мне удается управлять дождем!

Дожди отменяются

В Екатеринбурге появился новый праздник «Венский фестиваль музыкальных фильмов». Проходит он летом. Люди разных возрастов независимо от общественного статуса стекаются со всех концов города насладиться исполнительским мастерством великих оперных певцов и лучших зарубежных оркестров мира. Каждый год его посещают более тридцати тысяч горожан. По четыре, пять тысяч каждый вечер! Университет УрФУ (УПИ) – соорганизатор этого грандиозного мероприятия. Фестиваль проходит на площади перед главным корпусом. Я очень горжусь, что моя дочь Юля - занимается осуществлением этого (как теперь принято говорить) проекта. Конечно, над ней есть начальство, но за все отвечает она и спрашивается с нее. По своему богатому опыту подготовок и проведений праздников «Дня города», детских фестивалей, различных выставок, я прекрасно представляю огромный объем, который ей надо детально продумать, состыковать разноплановые ситуации и досконально исполнить. К работе привлекаются специалисты различных профессий: одним предстоит установить и смонтировать конструкцию огромного экрана перед главным зданием института, другим собрать из металлических деталей несколько крытых трибун, электрики должны подключить к электросетям домики-ларьки со всякой вкуснятиной и пункты проката теплых пледов, зонтов и так далее, перечислить все не представляется возможным. Необходимо найти и подготовить волонтёров. У них много работы: расставлять и протирать несколько сотен привезенных стульев, на газонах разложить надувные кресла-подушки. Они же будут раздавать всем желающим изысканные программки фестиваля. Юля большой молодец. И я, живя в саду на даче, просто вижу, как яблоко от яблони недалеко падает.

Размах фестиваля поражает! Все складывается хорошо, все контролируется. Но есть одна неподвластная ситуация, которая может испортить праздник и тогда все усилия большого количества людей совершенно пропадут. ПОГОДА. Синоптики обещают дожди во второй половине каждого фестивального дня.

В 2014 году в день открытия фестиваля мне удалось отменить дождь, обещанный метеослужбой города. Воспоминание о моем внутреннем ликовании при виде удивления, восхищения и растерянности на лице одного амбициозного молодого человека, надоумили меня попробовать вмешаться в погодные прогнозы и нынче. Для этого у меня есть главные и необходимые условия: полное отсутствие нервотрепки и минимум общения. На душе тишина и покой: вдвоем с котом мы живем на даче в Сагре!
(Километров за восемьдесят от города). Я принимаю решение повторить эксперимент. Итак, каждый вечер с 20 до 22 часов дождя не должно быть хотя бы, в той части города, где проходит праздник. А в другое время и в других районах, пожалуйста, позволяю, раз есть такая необходимость у очередного циклона. Это мои уступки то ли авторитету синоптиков, то ли высшим силам.

24 июня 2015 года - день открытия фестиваля. По радио обещают к вечеру дождь. Придется мне его отменить, убрать из центра города. В восемь вечера звоню, проверяю. Получилось! Дождь закончился перед самым открытием фестиваля (волонтеры и старший мой внук Яша срочно протирали мокрые стулья). Значит можно «РАБОТАТЬ», только надо раздвинуть время. На второй день 25 июня над Сагрой, наползая друг на друга, нависли жуткие черные тучи. Огромное небо стало зловещим. В голове одна мысль: «Куда это все девать?». Сосед предупредил, что у нас будет мощная гроза. Молчу, но знаю, что надо мной и над Сагрой может пройти самый обычный дождик. Принимаю решение: отправить грозовые ужасы на запад от центра города, (где-то район улиц Билимбаевской, там большие дома и ничего страшного не должно произойти). Вскоре сильный ветер тучи угнал. Часы через три мне стали звонить мои приятельницы. «Как ты там? У нас небывалая гроза, дождь идет стеной, не можем выйти из подъезда, не получается поехать на фестиваль!». На другой день выяснилось, что гроза действительно ушла (как я и просила на юго-запад) и там бушевала в районе военного госпиталя. В окрестных садах и огородах всё погибло: лук лежал как срезанный ножом, яблоки, сливы отпали, кое-где смыло землю с грядок. Я просила и до сих пор прошу у всех прощение, естественно мысленно. Расскажи им про мои «подвиги» - растерзают и отправят в «психушку».

А НАД ФЕСТИВАЛЕМ НЕ ТОЛЬКО ГРОЗЫ, НО И ДОЖДЯ НЕ БЫЛО!

2 июля дождь закончился ровно в 20:00. 3 июля я вернулась с дачи в город и поехала на фестиваль. Дождя не было, как не было его и 4 июля, когда Нью-Йоркский филармонический оркестр исполнял произведения из итальянских фильмов и, конечно, моего любимого Нино Рота. Я была вознаграждена!

Но в тот же вечер, когда концерт закончился, я столкнулась с неприятной для меня ситуацией. Желания управлять погодой на фестивале вмиг пропало и, в ту же минуту я почувствовала, как закрылся мой портал. Пришло реальное ощущение отключения, как если бы кто-то выдернул вилку из розетки.

Погода испортилась. Ей больше никто не управлял. Мне было жалко многочисленных ребятишек, которые под дождем почти два часа смотрели три мультфильма «Бременские музыканты» в детский день фестиваля воскресенье 5 июля.

10 июля после вернисажа выставки Володи Жукова в галереи «Антонов», я приехала на площадь УрФУ. Сквозь завесу моросящего дождя слушала концерт известного певца, восторгаясь «непромокаемостью» поклонников поп-музыки.

Держать дождь под контролем в течение одиннадцати дней - большое наслаждение и неимоверное удивление. Уже в ночи, когда завершался без дождя очередной фестивальный вечер, мне на дачу в Сагру звонила дочь со словами благодарности от всех служб и, конечно, от себя. «Мама, как ты это делаешь?»! Ее вопрос заставил меня попытаться изложить мою методику исполнения.

Итак. Во второй половине дня я, сидя на грядках (полоть траву все равно надо), пытаюсь представить всю цепочку создания фестиваля от отбора репертуара до его реализации. Сосредоточенность, концентрация, минимум общения. Долго и подробно объясняю Высшим силам необходимость проведения этого праздника и сегодняшнего вечера, в частности. Я давно поняла, что с ними надо говорить, с ними мало общаются. Они знают, что я прошу не для себя: прошу для тех, кто обслуживает четкую работу ежевечернего представления, и, конечно, для публики. Удивительной публики: многие приходят в зимних куртках и поношенных драповых пальто (сидеть почти три часа уже после захода солнца - холодно), но в босоножках – все-таки лето! Я преклоняюсь перед этими неистовыми меломанами. Их сердца наполняются счастьем и вдохновением. Потом они могут сказать себе: «Я видела и слушала концерт в Париже, с участием Анны Нетребко». Музыка – это не просто великое искусство. Мне думается, что также как и для меня, это спасение в жизни или от жизни. Реальное в нереальном, а может быть нереальное в реальном.

К праздничному столу

Это было время, когда в очередной раз в нашей стране стало плохо с продуктами. Были введены талоны на все. Мясо приходилось привозить из Москвы, благо, что у меня время от времени случались туда командировки. Мой свекор каждую командировку вез оттуда чемодан яиц для двух семей, своей и дочери. Я варила пельмени и на воде от них делала супы, кормить мужчин: брата и мужа. Приближались праздники. К нам должны прийти друзья. Надо сделать приличный стол. Кто-то мне сказал, что в диетическом магазине на улице Свердлова перед закрытием иногда «выбрасывают» в свободную продажу (то, что остается от прикрепленных больных) какую-нибудь вкуснятину.

Сижу в кухне на стуле. Жду, когда перед закрытыми глазами станет совсем темно. Проходит какое-то время. И вдруг там, в темноте появляется видение: прилавок из серого мрамора, а на нем большой белый эмалированный магазинный лоток с розовыми пластиками нарезанного окорока. Предлагаю мужу срочно туда ехать. Он, естественно, сопротивляется. Мол, холодно, поздно, а, главное, быть такого не может, чтобы где-то продавался окорок, да и «как ты можешь это знать!». Соглашается, скорее всего, из любопытства. Влетаем в магазин, и я вижу: прилавок из серого мрамора (для нарезания мясных продуктов) и на нем стоит виденный мною лоток с кусочками нарезанного окорока. Прошли десятилетия, но забыть это чудо невозможно. Муж с тех пор считал меня ведьмой, не предполагая, что корень слова – ведать.

Проникновение в чужую жизнь и смена лечащего врача

Я сижу в полуобморочном состоянии, проваливаясь в забытье, в ожидании приема зав. отделением в больнице на Северном переулке. Рядом со мной на диванчике сидит молодая женщина и, не умолкая ни на минуту, обзванивает многочисленных подружек. Пересесть от нее некуда, да у меня и сил нет. Я не могу вникнуть в ее разговоры, прерываемые каким-то артистическим постановочным плачем. Я только чувствую, идущее от нее на меня раздражение, полное неприятие этой старой полудохлой особы. Наконец, закончив обход больных по палатам, врач принимает вновь поступающих. Мы оказываемся в одной палате. Под продолжающиеся бесконечные телефонные рыдания я тут же засыпаю. Просыпаюсь в относительно нормальном самочувствии, но в потоке какой-то информации. Не открывая глаза, говорю: «Ну что вы все время плачете, ведь у вас ничего не случилось, а то, что случилось, случилось давно. И не можете вы никого полюбить и тем более выйти замуж, потому что в вашем сердце живет школьная любовь. Кстати как вас зовут?». Тут я увидела над собой миловидную женщину в полном шоке от всего только что услышанного: с открытым ртом и вытаращенными на меня глазами. Разговорились. Ее жизненное кредо: сидеть дома и печь пирожки для мужа и сына. Мне впервые встретился человек, не знающий, что такое любимая работа, любимое дело в жизни. У нее странное заболевание: как только она выходит на очередную новую работу, естественно, не любимую, у нее начинается астма.

Вскоре пришла врач, прикрепленная к нашей палате, и единодушно нам не понравилась, это тоже поспособствовала нашему сближению. Осталось ощущение, помимо общепринятого у плохих врачей игнорирования, еще и брезгливости к больным. Пару дней мы ее терпели. На третий день, уходя домой, я предложила Лене поменять врача. Она обрадовалась, думая, что я пойду к заведующей отделением, но такое мне и в голову прийти не может.

Выйдя из больницы, я поняла, что данную ситуацию надо продышать известным мне способом по книге «Рыдающее дыхание». Много лет я пользуюсь этой методикой: надо мысленно проговорить возникшую проблему и как бы всхлипывая, рыдая, выдохнуть ее из себя. Известно, что ТАМ у высших сил, всегда есть решение любых неоднозначных вопросов. Как правило, после нескольких таких манипуляций все образуется само собой. Я тут же продышала. Домашние дела закрутили меня и только утром, уже подходя к больнице, вспомнила, что больше ни разу не «меняла» врача. Продышала и поднялась в палату. Две крупные мужские спины в белых халатах перегораживали окно и пространство между кроватями. Сияющая Лена показывала мне большой палец в знак признания моих заслуг. Для нее важным оказалось не просто смена лечащего врача, но появления мужчин. Было это давно, но Лена искренне привязалась ко мне и моему семейству, часто приезжает к нам и рядом с ней, я чувствую себя моложе лет на двадцать.

Итак. Не для себя. Не за плату. Сосредоточенность на конкретной проблеме. Реальное общение с высшими силами. Подключение апробированных техник: рыдающее дыхание, уход в портал или через транс или полное отключение при плохом самочувствии, в т.ч. мигрень.

Искусствовед Марианна Браславская

2017 год

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]